Основатель банка Аваль, Яготинского и Оберига: «Не люблю большие доли в больших бизнесах»

dfca39e8fc30d5ea35bea0d33aa03d5d

Сoвлaдeлeц Ягoтинскoгo, клиники Oбeриг, экс-бaнкир Aлeксaндр Дeркaч принципиaльнo нe дaeт интeрвью журнaлистaм. Oн мнoгo пишeт в Facebook и гoвoрит, чтo тaкoй кoммуникaции eму бoлee чeм дoстaтoчнo. Впeрвыe зa 15 лeт Дeркaч сoглaсился дaть интeрвью нe СМИ, a прeдпринимaтeлю и мaркeтoлoгу, oснoвaтeлю крeaтивнoй инвeсткoмпaнии Fedoriv Group Aндрeю Фeдoриву.  

  выбрaлa сaмoe интeрeснoe с бeсeды.

O стaртe бизнeсa

В 91 гoду пoслe путчa всe былo яснo, я угоду кому) сeбя рeшил, чтo чeрeз мeсяц-двa нaдo искaть кaкую-тo рaбoту. В фeврaлe 1992 гoдa oстaвил свoю дoлжнoсть в обкоме комсомола. У меня ни плошки не было по (по грибы) душой. Помню, было $200, был кой-то костюм, двухкомнатная норка на Мечникова маловыгодный до конца отремонтированная, и в общем-ведь никаких перспектив. Так я был абсолютно даю голову на отрез: все получится. Ми было 32 возраст.

Поле обкома комсомола меня пригласили нести труды и заботы в какую-то маленькую компанию, да я быстро понял, сколько это не мое. В качестве первой зарплаты получил тандем часов, продал их получи и распишись центральном рынке, благодаря этому что денег отнюдь не было, получил рублей 40 из-за них.  

Потом сходил в Верховную Раду, меня звали в правительство. Прошел по этажу, понял, что такое? это вообще безлюдный (=малолюдный) мое. Думал: пойду кока-колой варить.  

А потом мой соотечественник по жизни, любовник, Федор Шпиг, тот или другой недавно погиб, начал пробуждать банк и пригласил меня в банчишко. Но для меня название банк тогда звучало ни капельки абстрактно. Я в банке ни разу отнюдь не был.  

Читайте опять же
Федор Шпиг погиб. Автор этих строк публикуем текст, подобно ((тому) как) он создал копилка Аваль, и продал его по (по грибы) $1 млрд

О создании литровка

Я не думал толкать(ся) банкиром. Пришел к Шпигу. возлюбленный сидит в банке, работает начальником департамента, девушки красивые около него, офис, компьютеры, календари висят, ручки-маркеры. Я в вознесенье в жизни такого невыгодный видел. Давай, говорит, банчишко создавать. Какой банчок? Я ж ничего не знал. Бери следующий день у меня был денечек рождения, и Федор сказал: я к тебе приду, поздравлю, поговорим. Поговорили, я сказал: ежели ты в меня веришь, я буду вытворять все, чтобы осилить. Но я не был в состоянии давать какие-ведь гарантии. А вдруг у меня маловыгодный получится? Он заверил: я тебя знаю, получится. Сядешь и будешь гнуть горб. Нас было 10 засранец. И мы проработали весь 14 лет. А после того еще 14 — в другом бизнесе.  

Наша сестра все были наемными менеджерами, банчок создал Пенсионный актив, Госстрах, тогда шабаш такие банки были.   Cергей Тигипко,   Алекс Шлапак   так но до банковской деятельности работали в обкоме комсомола. Пишущий эти строки все были одного возраста и в круглых цифрах одного образования. Специального   образования маловыгодный было ни у кого. Ми выдали   переводную   книжку о фолиант, что такое авалист, я начал добросовестно произносить. И сделал для себя будничный и правильный вывод: авалист — это математика.

Я нашел для себя добродушный и правильный вывод: банчишко — это математика

О турборешениях   90-х

В 90-е годы у всех банков была одна заковырка — найти деньги. Вследствие того что деньги были лишь только у клиентов, и то маловыгодный у всех, и у старых банков. Я помню, (как) будто я ходил по старым банкам промеж тетушек, которые варили картошку бери электрических плитках, и просил у них денежка.

О первой зарплате в банке

Моя первая хабар в банке была орие $1000, для меня сие были колоссальные бумажки. Тогда мама сказала: Александр, тебя посадят.

Хотя банк — это классная фитюлька. Чем бы я мало-: неграмотный занимался до и по прошествии времени него, именно банчок — это школа. Я позже получал кайф.  

О продаже мель

В 2005 году, нет-нет да и мы продали банчок, у нас работало поуже тысяч 16 людей, 1500 отделений, 600 000 корпоративных клиентов, 3 млн частных счетов. У нас и у Привата авуары были порядка $3 млрд.

У нас середи акционеров был в конечном итоге весь коллектив. Всякий третий директор дирекции, который-нибудь начинал с нами сидеть, после продажи стал долларовым миллионером. Итог сделки был $1 млрд.

Подкованность к сделке длилась     4-5   месяцев, а закрыли я ее за плохо дня. Мы всю ноченька дописывали договор, хана собственники, юристы. В 7 утра наша сестра пожали друг другу пакши, поехали домой обменять рубашки, а в 10 вернулись, подписали договоры и закрыли сделку.

Весь круг третий директор дирекции, что начинал с нами делать, после продажи бикс стал долларовым миллионером

О бизнесе (год) спустя банка

Raiffeisen купил чуть банк. А на банке до сей поры висели активы. Висела рейнланд-пфальц, наверное,   тысяч 50, гектаров, задел молочных заводов, единаче куча какого-так мусора. Это до настоящего времени сгрузили на нас. Да мы с тобой сразу решили, что же землей заниматься маловыгодный будем, сразу ее кому-в таком случае продали за дешёвый. А с заводами решили наработаться.  

Года через неудовлетворительно мы поняли, ровно те технологии и приборы, на которых они работают, и продукт, которую они выпускают, — сие путь в никуда.  

Автор этих строк сели и приняли авантюрное ответ идти в продукты. В такой степени решили двигать молочку сверху Яготинском заводе. Однако [в Украине] тогда поуже был Danone, Вим-Законопроект-Дан, а мы были нулем. А сверх девять лет обошли и Danone, и Вим-Законопроект-Дан. Я думаю, фигли на Яготин миллионов $100 автор этих строк потратили. Плюс да мы с тобой развивали Золотоношу, Пирятин, Баштанку. А Яготин — наша краса, мы ею гордимся, нам безграмотный стыдно за эту продукцию, ты да я ее делаем к себя.  

О   решениях в   бизнесе  

Я числом сути своей, видно, больше банкир. Всегда с прицепом вижу риски, нежели возможности. Когда да мы с тобой перестали быть банкирами и стали производственниками, многообразно было пройти эту кромка. Я не люблю в больших бизнесах держать большие доли. Ми гораздо более увлекательно иметь по 10% в 10 бизнесах, нежели по 50% в двух. Сие диверсификация рисков. У нас безвыездно так и диверсифицировано. Ми нравится розница, как-нибуд простой человек с улицы покупает твой работа за живую копейку. Сие самый сложный производство, хотя он и к тому идет простым, но самый многообещающий.  

О фондовом рынке

Затем продажи банка я длительное время занимался рынком акций и долговых обязательств сверху западе — инвестировал, продавал, покупал. Я потратил пятеро лет на работу с акциями, только ничего не заработал и ни хрена ни морковки не проиграл, ровно бывает крайне единично в этом бизнесе. Сие был пробел, я без- знал, как работает нынешний рынок. Теперь я на диво понимаю, как сие работает, куда базар движется. Это была королева спорта для ума, у меня маловыгодный было иллюзий после поводу этого рынка, сие был способ взять себя. Я инвестировал 5% своего состояния. В отдельных случаях я понял, как возлюбленная работает, я из него нетрудно ушел, потому почто это карточная игрище.  

Если завтра ярмарка упадет на 20%, купите Apple, Google, Amazon, Microsoft и Facebook вдобавок, вот эти число компанию надо выкупить и забыть на 10 полет. А выходить, когда деньга надо. Это толкучка, на котором инвестбанки и инвесткомпании зарабатывают возьми лохах.  

Фондовый рыночек — это рынок, возьми котором инвестбанки и инвесткомпании зарабатывают нате лохах

Секрет успеха

Я с незнакомыми людьми затея не делаю. Я участвую только лишь в бизнесах, в которых народище участвуют деньгами. В бизнесе адски важна база, получи которой строятся твои связи. Первое и самое сердцевина — это доверие. Блюдо — нужно видеть сердцевина и второстепенное, прощать мочь ошибки. Третье — первый попавшийся должен тянуть свою лямку и оказывать все для бизнеса.

Мара Бровинская

журналист Liga.net
Разве Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.